«Юбилеи – это не только праздники, а еще и повод для анализа»

В год 130-летия со дня рождения всемирно известного ученого – агронома, ботаника, генетика, путешественника, академика АН СССР, действительного члена ВАСХНИЛ и УАН Николя Ивановича Вавилова – вышло 2-е исправленное и дополненное издание монографии «Николай Иванович Вавилов», посвященной жизни и деятельности этого выдающегося отечественного ученого. Предлагаем вашему вниманию интервью с ее автором, академиком РАН, зав. сектором генетики пшениц ИЦиГ СО РАН, д. б.н. Н. П. Гончаровым.

– Николай Петрович, к какому жанру можно отнести Вашу книгу? Это биографическое издание?

– Я бы так не сказал. Мы привыкли, что работы по персоналиям наших выдающихся современников выходят к юбилеям. Но юбилеи – это не только праздники, а еще и повод для анализа. И они не должны превращаться в парадные марши, где все исследователи идут нога в ногу. Вот и эта книга – прежде всего, исследование научной деятельности Николая Ивановича. И большую часть книги составляет четвертая глава – «Основные результаты исследований». Глава «Экспедиции» и «Участие в конференциях, совещаниях, конгрессах» тоже касаются научной работы Вавилова. Во второй главе рассматривается его преподавательская деятельность. Значительная часть книги посвящена его научно-организационной деятельности: созданию Всесоюзного института растениеводства и Института генетики РАН, организации Всесоюзной академии сельскохозяйственных наук (ВАСХНИЛ), становлению Госсортосети страны, созданию первого в мире и самого крупного на тот момент генетического банка гермиплазмы растений.

спасибо гостям от именинника в прозе

– Речь идет о знаменитой коллекции ВИР?

свадьбы в челябинске

животные из цветов

– Да, именно тогда, при Вавилове, была собрана основная и самая уникальная часть всемирной коллекций возделываемых растений, которая находится сейчас в ФИЦ Всероссийского института генетических ресурсов растений и является самым одним из самых больших собраний такого рода в мире. Даже сейчас, после утраты части коллекции (особенно южных культур) в ходе распада СССР и сворачивания плановых экспедиционных сборов во всех уголках мира.

– Сейчас вышло второе издание монографии, оно сильно отличается от первого?

– За время, прошедшее после первого издания, текст был сильно переработан, и по объему увеличился вдвое. Добавились новые материалы и главы. Например, о подвиге сотрудников ВИР, спасавших уникальную коллекцию в блокадном Ленинграде и биопиратстве, практиковавшемся войсками фашистской Германии в ходе Великой Отечественной войны.

В частности, были полностью разграблены опытные станции ВИР в Ленинградской области. Для этого в Третьем рейхе были даже созданы специальные зондер-команды, чья деятельность, увы, ускользнула от внимания Нюрнбергского трибунала.

И многое из того, что они вывезли за годы оккупации с территории нашей страны (а это, в том числе, и часть коллекции ВИР из временно оккупированных территорий СССР), так к нам никогда не вернулось. В послевоенные годы с этими материалами работали биологи ФРГ, Швеции и ряда других западных стран.

– А не специалистам эта книга будет интересна?

– Возможно не все ее разделы, но те, что касаются биографии ученого, его экспедиционных работ, научно-организационной деятельности, событиям военных лет – они могут быть интересны и понятны не только специалистам.

– Насколько я понимаю, тема наследия Вавилова давно является объектом Ваших научных интересов?

– Да, я давно занимаюсь исследованиями его работ, т. к. мои интересы связаны с доместикацией, происхождением возделываемых растений, сравнительной генетикой пшениц и их сородичей, таксономией и филогенией пшениц. Вместе с коллегами много работал с той частью коллекции ВИР, что хранится в СибНИИРС, т. н. дублетной коллекцией. Участвовал в ряде экспедиций, повторявших маршруты, пройденные экспедициями Вавилова. Спустя почти век мы приезжали в места, где Вавилов собирал материал для коллекции ВИР, в Эфиопию, на Памир, Израиль, Армению и др. И проводили сравнительный анализ, как изменилось биоразнообразие в данной местности за прошедшие десятилетия. Такие экспедиции позволяют собрать уникальный и необходимый для дальнейшей работы материал.

– Если вернуться к личности самого Вавилова, насколько широко изучена тема его научной деятельности и наследия в такого рода литературе? И вообще, как часто выходят книги, в которых биография и результаты работы ученого рассматриваются параллельно?

– В целом, это достаточно распространённый жанр, есть ряд книг про наших выдающихся биологов: А. А. Сапегина, Ф. Г. Добжанского, И. П. Бородина, А. Ф. Баталина. Но вот Вавилову в нашей стране катастрофически не повезло – это всего лишь вторая книга, которая практически целиком посвящена его научным работам и научно-организационной деятельности, а первая была издана московским историком науки, проф. В. Д. Есаковым. Ряд работ Вавилова были скрупулезно рассмотрены проф. Э. Н. Мирзояном. Все остальные были скорее публицистические, научно-популярные, адресованные именно широкому кругу читателей. Связано это с тем, что имя Вавилова использовалось как знамя в процессе восстановления доброго имени генетики. Но в результате, многие его важнейшие научные результаты несколько отошли в тень.

– Для Вас это был первый опыт написания книги в подобном жанре?

– Вообще, это у меня тринадцатая книга.

А если говорить о книгах, посвященных персоналиям, я написал с коллегами книгу про Дмитрия Георгиевича Карпеченко – это, пожалуй, самый известный и у нас, и одновременно за рубежом отечественный генетик растений, который занимался отдаленной гибридизацией.

И в свое время была выпущена книга примерно такого же плана про наиболее выдающихся директоров Всесоюзного института растениеводства и создателей Госсортосети СССР.

– Книга про Вавилова вышла тиражом 250 экземпляров. Где ее можно будет найти почитать?

– Значительная часть тиража будет распространена среди участников юбилейных вавиловских конференций в С-Петербурге, Москве и др. по библиотекам вузов и научных организаций, в частности в Новосибирске она будет доступна в ГПНТБ, СибНСХБ и библиотеке Новосибирского агроуниверситета. Ну и в перспективе ее электронная версия будет размещена в интернете в научных социальных сетях типа ResearchGate .

by