Биография шампанского

Пена дней

Самый праздничный напиток, символ веселья и беззаботности, появился на свет в месте, никакого веселья не предполагавшем. Произошло это в бенедиктинском монастыре Овилье. Легенда гласит, что 4 августа 1693 года монах и винодел Дом Пьер Периньон продемонстрировал настоятелю монастыря свое творение: белое вино с тонким ароматом, пропитанное мельчайшими щекочущими нёбо пузырьками газа.

О существовании шипучего вина Дом Периньон узнал еще в юности. Этот напиток делали братья аббатства Сент-Илер. Рецепт они не скрывали — надо было просто смешать молодое белое вино с сахаром, закупорить его в бутылки и оставить бродить на зиму. Процесс был совершенно неуправляем: половина бутылок попросту взрывалась, в других вино оказыва лось невыносимо кислым с заметным дрожжевым привкусом, но в тех немногих бутылках, где брожение прошло нормально, содержался поистине божественный напиток. Сент-илерские монахи быстро разочаровались в таком ненадежном ремесле и перестали делать «ши пучку». Зато Дом Периньон, плененный вкусом этого вина, решил во что бы то ни стало довести его рецепт до совершенства. На это у него ушло почти полвека.

Изобретенное Периньоном вино стало главной достопримечательностью провинции Шампань, в которой и находилось аббатство Овилье. Как принято во Франции, вино стали называть по имени провинции — шампанским. Поначалу, разумеется, Дом Периньон держал свой рецепт в тайне. Процесс изготовления шампанского включал в себя множество маленьких хитростей, каждая из которых была чрезвычайно важна. Так, Дом Периньон разливал шампанское в толстостенные бутылки из «английского стекла», как во Франции называли изобретенное британским адмиралом Робертом Мэнселлом особо прочное стекло с добавлением железа и марганца. Дом Периньон первым придумал обвязывать пробки веревкой, пропитанной для прочности маслом. Важно было и то, что для создания шампанского использовалась смесь винограда разных сортов, из-за чего букет вина получался более богатым. Но состав смеси каждый год менялся в зависимости от качества урожая — для шампанского был нужен только самый лучший виноград. Секреты Пьера Перинъона были раскрыты только через несколько лет после его смерти, когда была опубликована книга о производстве шампанского, написанная аббатом Жаном Годино, каноником Реймского собора. Взяться за этот труд его заставила небывалая популярность шампанского и невежество виноделов. «Франция сходит с ума по игристым винам, — писал аббат Годино, — поэтому многие виноделы, не ведая секрет его приготовления, используют все возможные средства, пытаясь сделать свои вина шипучими. Некоторые даже добавляют в вино голубиный помет»

После того как рецепт шампанского был обнародован, его производство во Франции стало массовым. Для поддержания качества шипучего вина были приняты специальные указы, подробно описывавшие «государственный стандарт» его изготовления. За его соблюдением следили королевские инспекторы.

Шампанское быстро стало популярным в Европе. Известна дата, когда оно впервые появилось в России. В 1780 году винодел Филипп Клико отправил в Москву небольшую партию своего вина — на пробу. Однако вскоре во Франции произошла революция, потом начались бесконечные Наполеоновские войны, втом числе и с Россией, — так что вопросы торговли отошли на второй план и постоянные поставки шампанского в Россию удалось наладить только к 1814году. Особенно активно занялся торговыми связями с Москвой и Петербургом все тот же дом «Клико», переименованный к тому времени во «Вдову Ютико». Дело в том, что знаменитый винный дом, производивший по 100 тысяч бутылок шампанского в год, возглавила молодая вдова его владельца — Барб-Николь Клико-Понсардэн. «Вдове Клико» предрекали скорую гибель. Но Барб-Николь оказалась весьма предприимчивой дамой, обладавшей богатыми знаниями в области виноделия и чутьем в деловых вопросах. Именно она помогла шампанскому стать понастоящему культовым напитком. А решение начать торговлю с Россией было одним из самых удачных в ее карьере. В разоренной войнами Франции шампанское покупали плохо, зато в богатой России его приняли с восторгом и оно мгновенно стало едва ли не национальным напитком. Объемы продаж поражали воображение. В 1825 году, к примеру, «Вдова Клико» продала в России 252 452 бутылки шампанского. Это составляло почти 90% всего производства фирмы. Проспер Мериме писал: «Вдова Клико напоила Россию. Ее вино называют здесь "кликовское" и не пьют ничего другого».